Ваш главный источник информации о жизни
в Британской Колумбии!
[bsa_pro_ad_space id=3]

Почему Канада плохо справляется с эпидемией коронавируса


Канада справляется со своим самым значительным кризисом мирного времени, и пока делает это неудачно. Вот некоторые вещи, которые должны измениться.

коронавирус канада

Автор статьи – Амир Аттаран, профессор Университета Оттавы.

Как Канада испортила эндшпиль COVID-19

Наш прогресс в «изгибе кривой» коронавируса совсем не впечатляет по сравнению с Европой и Азией. Наши эпидемиологические данные неадекватны. Такие места, как Торонто и Квебек, открываются после карантина слишком рано, рискуя заразить и убить людей, в то время как Приморске провинции и Прерии открываются слишком медленно, удушая экономику.

Проще говоря, Канада плохо справляется со своим самым значительным кризисом мирного времени за столетие. Я пишу эту статью не только как ученый, но и как юрист по конституционному праву.

Провальная борьба с вирусом в Канаде

Давайте начнем с большого вопроса: действительно ли Канада «сгибает кривую распространения вируса»?

Многие канадцы думают, что идет спад, потому что дела у нас идут лучше, чем в Соединенных Штатах – стране, в которой нет общественного здравоохранения, нет громких отрицательных заявлений о COVID-19, а президент рекомендует побеждать коронавирус “инъекцией отбеливателя и солнечным светом”. Американцы, очевидно, не являются правильными компараторами. Лучше сравнить Канаду с другими богатыми странами, особенно конфедерациями, имеющими федерально-провинциальные сложности, подобные нашей.

На графике ниже показаны подтвержденные случаи COVID-19, усредненные каждые семь дней и скорректированные с учетом численности населения. Линия каждой страны начинается в день, когда она пересекает порог 1 случай на миллион человек.

коронавирус по странам

Канада (черная линия) была последней страной, которая перешагнула этот рубеж. Этот счастливый поворот дал нам дополнительное время для подготовки, что мы могли бы перенять опыт и снизить пик заражения.

Вместо успешного пикирования, как у Франции, Германии, Испании или Швейцарии – подвига, достигнутого их правительствами, несмотря на более быстрое распространение и более высокий пик – кривая Канады напоминает волнистое плато или горнолыжный холм. К 25 мая Канада была в том же месте, что и 4 апреля – целых семь потерянных недель, усеянных тысячами смертей.

Мы могли бы быть как Австралия. Это большая, малонаселенная федерация двух территорий и шести независимых штатов, очень похожая на наши собственные провинции. Австралия преодолела порог в 1 случай на миллион всего за день до нас. Но вместо заминки австралийский эндшпиль сильно и быстро сломал кривую. Его результаты почти такие же впечатляющие, как у Южной Кореи, но с меньшим количеством авторитаризма в обществе, очень похожем на наше.

Сейчас Австралия вновь уверенно открывается, а мы нет. Из-за вируса у них умерло 103 человека. Мы приближаемся к 7300, что по уровню смертности на душу населения не намного лучше, чем в США.

Не проходит тестирование

Давайте поговорим о тестировании коронавируса COVID-19. Научная цель – не просто обследование и тестирование больных, но отслеживание и обширное тестирование здоровых людей (которые контактировали с зараженными), чтобы пресечь новые вспышки в зародыше. Массово тестируйте их и тогда можно свести COVID-19 практически до нуля, как в Австралии. Это так называемая стратегия «тестирования и отслеживания».

Тем не менее, тестирование в Канаде остается ужасным, особенно в Онтарио и Квебеке.

На графике ниже показано отношение общего количества тестов COVID-19 к положительному результату. Чем выше этот коэффициент, тем больше будет чрезмерное тестирование и тем выше вероятность обнаружения и сдерживания вспышек.

тестирование коронавируса страны

По этому показателю Канада отстает не только от лучших игроков, таких как Австралия и Южная Корея, но даже от Кубы, Эфиопии, Кении и Руанды (эпидемия, вероятно, ударит по ним позже). Африканцы также превосходят Канаду в своих усилиях: подвиг Аддис-Абебы по тестированию новых случаев пандемии в стране по принципу “от двери к двери” заставляет стыдиться Монреаль и Торонто.

Где данные?

Канада не способна просто подсчитать и проанализировать случаи COVID-19.

Мы все еще используем факсы в медицинской практике и для передачи критических эпидемических данных. С начала пандемии Монреаль нанял две дюжины клерков, чтобы печатать по факсу отчеты о случаях. Агентство общественного здравоохранения Канады (PHAC) также собирает сообщения о случаях из провинций по факсу.

На момент написания этой статьи PHAC располагает подробными данными только по 36% известных случаев COVID-19 либо из-за опоздания, либо из-за того, что провинции не хотят делиться. В результате чего Канада опасно слепа.

Без полных и своевременных данных ученые не могут оптимально проанализировать эпидемию в реальном времени.

Таким образом, PHAC также не может знать удастся ли сохранить эффективное репродуктивное число вируса (называемое «Re» – это число здоровых людей, которых заражает один носитель болезни в данное время в данном месте) значительно ниже 1, что означает, что кривая резко пойдет вниз. Успешные страны, такие как Германия и Норвегия, ежедневно подсчитывают и прозрачно публикуют этот критический показатель, поэтому они всегда знают, где находятся, и не боятся разрушительной «второй волны».

Сломанный федерализм

В настоящее время только три провинции – Квебек, Онтарио и Альберта – отвечают за 94% случаев заболевания COVID-19 в Канаде. Их неспособность согнуть кривую угрожает здоровью в других провинциях и влечет за собой огромные экономические издержки, конкурирующие с Великой депрессией. Нынешняя реальность заключается не в укреплении национального единства, а в его слабых швах.

Конституция предоставляет провинциям юрисдикцию в отношении здравоохранения, которая отличается от общественного здравоохранения, и «вопросы только местного или частного характера», которыми пандемия, безусловно, не является. Больше полномочий предоставляет конституция федеральному правительству – эпидемиологическую «статистику», «карантин» и правоприменение, «уголовное право» – или все остальное во время временного чрезвычайного положения в стране, например, при пандемии.

В это непростое время либо федеральное правительство становится более значимым, либо оно в конечном итоге разрывает федерацию на части, ошибочно полагая, что защищает ее.

Вот опыт других федераций. Австралия 1 февраля запретила въезд на свою территорию всем прибывающим из Китая, а ее премьер-министр и премьер-министры штатов подписали соглашение о партнерстве по финансированию здравоохранения для COVID-19 еще в марте. В январе Германия запустила единую национальную стратегию тестирования COVID-19, которая к апрелю выполняла больше тестов в неделю, чем Канада за несколько месяцев. Федеральный совет Швейцарии в марте объявил чрезвычайное положение в стране, в том числе единую национальную блокировку, что объясняет, как они так быстро преодолели свой пик.

Ничего из этого не произошло в Канаде. Вместо этого цель правительства состоит в том, чтобы помогать жертвам COVID-19, будь то путем отправки канадских вооруженных сил в дома престарелых в Онтарио и Квебеке или раздачей денег лишь некоторым пострадавшим канадцам и предприятиям. Эти расходы огромны – примерно 40 миллиардов долларов в месяц.

Остается только один прагматичный и потенциально доступный вариант: федеральное правительство должно вмешаться, чтобы согнуть кривую и остановить кровопролитие: жизней, денег, макроэкономики, переходящей в крайнюю рецессию.

Я уверен, что федеральное правительство может быть конструктивной силой по всем трем научным проблемам, которые я выделил. Закон о чрезвычайных ситуациях позволяет Кабинету министров устанавливать “санитарные кордоны”, которые изолируют прерии и морские районы от второй волны, чтобы их жители могли безопасно продолжать свою жизнь. Закон Канадского агентства по общественному здравоохранению позволяет Кабинету министров устанавливать правила в отношении того, как провинции обмениваются эпидемиологическими данными, чтобы мы наконец-то уничтожили факсимильный аппарат и провели своевременный эпидемиологический анализ, необходимый для безопасного снятия карантина.

Все это возможно. Но для того, чтобы это произошло, премьер-министр Джастин Трюдо должен пересмотреть вопрос об отказе от использования чрезвычайных полномочий и об отказе от национальной стратегии тестирования COVID-19 и выполнить свое обещание открыто обмениваться данными об эпидемии.

У адвокатов есть предостерегающая поговорка: «Конституция – это не договор о самоубийстве». Но если Канада не решит проблемы федерации, стоящие на пути подавления пандемии, это то, чем она станет.

Научно мы знаем, каким должен быть эндшпиль Канады. Я надеюсь, юридически, мы найдем волю и национальное единство, чтобы сделать это.

Самые популярные статьи за последние 30 дней:

Оцените статью по 5-бальной шкале

Средняя оценка 0 / 5. Количество голосов: 0

Будьте первым, кто оставит оценку!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Подпишитесь на еженедельную рассылку лучших материалов от сайта “Наш Ванкувер”

Оставайтесь всегда в курсе последних новостей, происходящих в Ванкувере и Канаде

x